За что только нынче не штрафуют. Что карликовый пудель без намордника. Что, поворачивая, блондинка держала в руке, лежащей на руле, надкушенное яблоко. В России введен штраф за ругательства в цитатах классиков.
Вот и в Одессе (1-го октября) состоялись слушания по так называемому закону о штрафах. Тема дня: как и за что  наказывать «крюинговые» компании.
Инициировали дискуссию Общественный совет при Министерстве соцполитики Украины во главе с Сергеем Масловым, а также Украинский морской союз.

Санкции, административные и финансовые всегда шли «в нагрузку» к лицензиям на вид деятельности. И если ревизор нарисуется в офисе посредника, то выбор невелик. Штраф, или, как говорят в Одессе, «благодарность». Правоохранители утверждают, что чиновники почти не отстают от врачей и учителей по мздоимству.
Почему законотворцы и прочие попечители более всего интересуются сферой деятельности посредничества по трудоустройству моряков? Не в том ли дело, что «подфлажники» ввозят в страну около миллиарда долларов в виде зарплаты? Тут есть, с кем разговаривать! 
Ассоциация «Всеукраинское объединение крюинговых компаний» (ВОКК), представленная на Круглом столе Александром Сагайдаком, руководителем "Ольвия Меритайм", предлагает отказаться от лицензирования и таким образом обрубить все рожденные им проблемы. В свою очередь, директор посреднической компании «Ви Шипс» Игорь Сафин считает, что лицензия необходима. 
 Процедур по оформлению моряка, нагородили столько, что, не выполнив их, в рейс моряка не отправить. Нарушения – невозможны. Штрафы – лишняя мера,  сказал И. Сафин.






 Если говорится, что нам это не нужно, значит, здесь что-то не так,  бросила реплику приехавшая из Киева начальник отдела лицензирования посреднической деятельности по трудоустройству за границей при Минсоцполитики Елена Бунякина.


 Если штраф нужен, то только один: с тех, кто работает без лицензии,  продолжил И. Сафин. – Например, 1000 минимальных зарплат с руководителя.
В свою очередь столичная гостья упрекнула ВОКК за то, что Ассоциация не осведомляет Министерство о выявленных нелегалах. 


 А те, у кого лицензии нет, не подлежат проверке, развел руками директор департамента лицензирования и разрешительной системы Государственной регуляторной службы Александр Андреев. 
Отсюда: бить по карману можно только тех, кто работают легально. А «теневики» могут безбедно существовать в своем параллельном мире. 
 Выявлять и наказывать их – задача правоохранителей,  говорит адвокат Ольга Белевская.
Но работа без лицензии не является преступлением, замечает И. Сафин. А по факту милиционерам мало дела до «подпольщиков» трудоустройства. Они и сами готовы поплыть за большими деньгами, но при отсутствии  флотской квалификации дорога в моря для них лежит через левые конторы. 
 Есть финансовые санкции и административные штрафы,  внес ясность директор юридической компании «Сергеевы» Юрий Сергеев.  Но Кабмин не разработал порядок применения финансовых санкций. 
Таким образом, Минсоцполитики хоть и является органом, контролирующим «крюинг», но имеет права применять финансовые санкции. Понятно, что в официальном порядке!
Разумно было бы при первом нарушении ограничиться предупреждением, при повторном – штрафовать. Но по закону о лицензировании при повторном нарушении аннулируется лицензия. Посредник сворачивает деятельность. И уходит в тень. 


 Как подозревать посредника в нечестности, если его секретарша, закашлявшись, не туда поставила запятую?
А справедливо ли штрафовать, если его партнер-судовладелец вдруг обанкротился? – берет слово представитель Федерации морских профсоюзов Украины Максим
 Слюсаревский.  Есть нарушение умышленное и неумышленное.
Однако ни то, ни другое не доказуемо, тут же поправили его. 
…Жонглирование статьями и параграфами длилось часа два. И не разрешилось каким-то результатом. По выражению польского острослова Станислава Ежи Леца, и дорожные знаки могут превратить шоссе в лабиринт. 

 Снимаем напряжение,  распорядилась г-жа Бунякина. – Пишите, шлите предложения. Будем предметно говорить, когда они будут оформлены на бумаге в установленном порядке. Мы не выступаем инициаторами штрафов. Решение будет принимать руководство.

Фраза: «Мы не отвечаем ни за что», звучала довольно часто. Посредники же поставлены в позу, когда им приходится  самим себе придумывать наказание. Вместо процедур работает схема, никогда ничего прямо не дозволять, и никогда ничего прямо не запрещать.

На чем же сердцу успокоится? Видимо, классикой! По Салтыкову-Щедрину: «Если закон плох, этот недостаток можно компенсировать тем, что он не выполняется». 

Владислав Китик, Анатолий Венгрук,  
«МОРЯК УКРАИНЫ», № 39 от 7.10.2015;